Синий диван #23

ISBN 978-5-94607-183-3

Издательство «Три квадрата», — 2019 г.
Публикует предисловие из 23-го выпуска философско-теоретического журнала «Синий диван».

­От редак­тора

Наверное, нельзя считать неожи­дан­но­стью, что новый номер «Синего дивана» посвя­ща­ется цели­ком и полно­стью нейро­се­тям. Это тема акту­аль­ная, даже в неко­то­ром смысле модная. Однако нас инте­ре­сует не аспект сенса­ци­он­но­сти, с нею связан­ный (то, что сего­дня назы­вают словом «хайп»), а те проблемы, кото­рые ставит внед­ре­ние нейро­се­тей в повсе­днев­ную жизнь, а также послед­ствия их даль­ней­шего и быст­рого распро­стра­не­ния.

Ведь как устро­ена нейро­сеть? По прин­ципу работы чело­ве­че­ского мозга, притом что оста­ётся неиз­вест­ным, как в точно­сти рабо­тает мозг и как проис­хо­дит само­обу­че­ние нейро­сети. А нейро­сеть действи­тельно само­обу­ча­ется, то есть исправ­ляет свои же ошибки, и делает это без всякого вмеша­тель­ства чело­века. Это очень инте­рес­ный и волну­ю­щий момент, когда «техника» начи­нает буквально жить собствен­ной жизнью. В резуль­тате для объяс­не­ния проис­хо­дя­щего требу­ются новые инстру­менты и, возможно, даже новые подходы. Этим подхо­дам и уделено перво­сте­пен­ное внима­ние в насто­я­щем выпуске журнала.

Пожалуй, здесь необ­хо­димо дать кое-какие разъ­яс­не­ния. Публикуе­мая статья Катрин Малабу, ученицы Деррида и извест­ного фран­цуз­ского фило­софа, поме­чает собой рубеж в самом гума­ни­тар­ном знании. Именно поэтому она чита­ется как свое­об­раз­ный мани­фест. Это плодо­твор­ная попытка заявить о том, что фило­со­фия сего­дня не может не считаться с данными есте­ствен­ных наук, кото­рые не только выяв­ляют новые возмож­но­сти воспро­из­вод­ства жизни (эпиге­не­тика, клони­ро­ва­ние), но и застав­ляют нас пере­смот­реть сам статус «биоло­ги­че­ского» в лоне совре­мен­ной гума­ни­та­ри­стики. В самом деле, это не просто то, над чем надстра­и­ва­ется «чело­ве­че­ское» или что явля­ется объек­том мани­пу­ли­ро­ва­ния со стороны госу­дар­ства («биовласть»), но это то, что даёт возмож­ность по-другому мыслить само суще­ство­ва­ние, когда живое пред­стаёт в форме откры­той струк­туры, где «пере­се­ка­ются множе­ствен­ные режимы пере­дачи памяти и насле­дия».

Именно эти режимы требуют пере­смотра клас­си­че­ских оппо­зи­ций и даже клас­си­че­ской фило­со­фии как тако­вой. И здесь на помощь прихо­дят теории есте­ствен­ных наук, в том числе и те, что в своё время были недо­оце­нены, а впослед­ствии и вовсе забыты. К ним отно­сятся и размыш­ле­ния биолога-эволю­ци­о­ни­ста Рихарда Земона (1859−1918), пред­ло­жив­шего свою ориги­наль­ную теорию памяти. Земон изве­стен поня­тием энграммы, эдакого отпе­чатка внеш­него мира на раздра­жи­мой субстан­ции как низших, так и высших орга­низ­мов, кото­рым успешно поль­зу­ются совре­мен­ные нейро­био­логи. Если попы­таться дать этому сжатую интер­пре­та­цию, оттал­ки­ва­ясь от сего­дняш­него дня, то факти­че­ски речь идёт о дина­ми­че­ском устрой­стве памяти, когда нет таких участ­ков, где память бы храни­лась, как в чулане, но есть сеть рассре­до­то­чен­ных взаи­мо­дей­ствий, кото­рые только и позво­ляют восста­нав­ли­вать воспо­ми­на­ния, а они, по Земону, имеют комплекс­ный и множе­ствен­ный вид. Более того, воспо­ми­на­ния возрож­да­ются к жизни благо­даря резо­нансу, возни­ка­ю­щему между отдель­ными комплек­сами энграмм, и эти комплексы пробуж­да­ются даже тогда, когда повторно они приве­дены в действие только частичноО пере­се­че­нии идей Земона и выве­ден­ных искус­ство­ве­дом Аби Варбургом «формул пафоса» см. мою книгу: Петровская Е. Возмущение знака. Культура против транс­цен­ден­ции. М.: Common Place, 2019, с. 260—285.. Все это, конечно, имеет отно­ше­ние к жизни нейро­нов.

Но зачем нам углуб­ляться во взаи­мо­дей­ствие нейро­нов? Тут во весь рост встаёт огром­ная проблема: эти взаи­мо­дей­ствия укло­ня­ются от рацио­наль­ного истол­ко­ва­ния. Дело не в том, что мы недо­ста­точно знаем о них (хотя это чистая правда). Дело в том, что мы экстра­по­ли­руем на них свой привыч­ный способ пони­ма­ния взаи­мо­дей­ствия, а именно причинно-след­ствен­ную связь. Мы также не можем удер­жаться от поиска сход­ства, напри­мер, между данными, загру­жа­е­мыми в нейро­сеть, и тем, что полу­ча­ется на выходе. Мы, иными словами, явля­емся залож­ни­ками старой модели семио­зиса, кото­рая опро­вер­га­ется нели­ней­ным и плохо форма­ли­зу­е­мым функ­ци­о­ни­ро­ва­нием нейро­се­тей. Ибо здесь обна­ру­жи­вают себя корре­ля­ции, кото­рые с точки зрения рацио­наль­ного позна­ния явля­ются чем-то в высшей степени случай­ным. Однако посте­пенно скла­ды­ва­ется пони­ма­ние того, что причин­ность — это част­ный случай корре­ля­ции, то есть множе­ствен­ных, разно­род­ных отно­ше­ний, а вовсе не наобо­рот. Такой взгляд застав­ляет крити­че­ски пере­осмыс­лить маги­че­скую картину мира и даже подтал­ки­вает к уста­нов­ле­нию анало­гии с алхи­мией (эта работа тонко проде­лана М. Куртовым).

Но нейро­сеть сама может стать моде­лью. Нейросеть прибли­жена к стихиям в их антич­ном пони­ма­нии, когда часть и целое более не проти­во­по­став­лены друг другу, но демон­стри­руют иную — по преиму­ще­ству топо­ло­ги­че­скую — связь. Нейросеть — это движе­ние посред­ством проб и ошибок, говоря специ­аль­ным языком — через уязви­мо­сти системы и их эксплу­а­та­цию (exploits), словом, это мир, запол­нен­ный не только и не столько людьми, сколько боль­шими данными, не исклю­чая субстан­ций и аффек­тов. А это, конечно, требует пере­смотра всего аппа­рата нашего привыч­ного мышле­ния. Авторы выпуска каждый по-своему реаги­руют на этот серьёз­ный запрос, демон­стри­руя изоб­ре­та­тель­ность и остро­умие в осве­ще­нии объеди­ня­ю­щей нас всех проблемы.


В данный момент наша афиша пустует!
Если вы хотите, чтобы анонс вашего мероприятия появился у нас на сайте, то напишите нам!